Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: raido_maern (список заголовков)
01:27 

Маэрн Т'хаэл: Не зная коду, чужое не трогай

maerno e, maerno la...
Что такое типичный федерат? Это совершенно забавное существо, мающееся от осознания печальной истины, что оно есть житель буферной зоны между двумя государствами. Сегодня они дружат с Империей, завтра с Альянсом, послезавтра вообще ни с кем не дружат, а прикидываются ветошью.
Впридачу ко всему этому, они тащат всё, что плохо лежит, блестит и переливается яркими цветами. И торгует этим. Или, что намного хуже, пытается воспользоваться по своему разумению. В общем – неиссякаемый источник шуток и анекдотов в определенной среде. Причем, подозреваю, что издевались над ними и в стане наших дражайших врагов.
Но это к делу не относится. Главной проблемой было отучить федератов всех мастей от дурной привычки брать то, что им самим напрочь непонятно и неизвестно.
Представьте себе аборигена с каменным топором, которому в руки вручили гранату. Обычную такую противопехотную гранату. Осколочную. Вот по последствиям – очень похоже.
В один далеко не прекрасный день, моя контора прикрепила меня к диверсионной группе в качестве консультанта. Вводная информация была краткой – на территории одной из федераций рухнул кораблик (небольшой) с контейнером (тоже небольшим). Упал качественно – экипаж не выжил. Своим ходом больше не полетит. Задача – с моей стороны разъяснить правила безопасности диверсантам. Убедиться в целостности оболочки контейнера. Остальное предоставить бравым ребятам из спецподразделений. Их задача тоже проста – привинтить не самый хитрый прибор к контейнеру и смыться не оставив следов. Дело нужно сделать быстро и тут же уходить на высокую орбиту и прикидываться мирным грузовозом. Всё остальное нас не касается. Кроме того, что вез разбившийся корабль.
Кем бы не были эти доморощенные контрабандисты – шпионами, перебежчиками или просто дураками, которых подставили – замахнулись на сей раз они очень высоко. Перевозили ни много, ни мало, а оружие карательного корпуса – спецсостав распыляемый в воздухе. Синий порошок, в определенных условиях совершенно безопасный – можно голыми руками пересыпать, как песок.
По долгу службы мне приходилось сталкиваться и с имперскими карателями, и с этой дрянью. Должно быть, меня потому и прикрепили консультантом. Теория теорией, а хорошо подготовленный оперативник, знающий чем опасен этот безобидный на первый взгляд порошок, лишним не будет. Для активации бурной химической реакции требовалось очень немногое – влажность, отличная от нуля. Грубо говоря, достаточно в него плюнуть, чтобы началось такое светопреставление, что мало не покажется. После его применения, мятежные планеты, между прочим, превращались в большие шарики со стеклянной поверхностью. Милая такая шуточка, запасенная для мятежников.
Сама работа заняла у нас намного меньше времени, чем перелет. Как и желало командование, мы опередили всех возможных конкурентов. На первый взгляд, контейнер был не поврежден. На второй тоже – влажности вокруг было более чем достаточно для активации, но местность мало походила на стеклянную пустыню.
Потратив пару часов на обследование ценного груза, я дал отмашку диверсантам и они принялись за работу. Спустя еще три часа, мы стартовали, не оставив следов своего присутствия и вмешательства. Спустя еще час в том же районе приземлился корабль федератов.
Они погрузили контейнер на борт и взлетели. На высоте примерно трех километров над землей, сработал наш сюрприз. Очень мощная взрывчатка, соединенная с неким подобием альтиметра.
Количество и марку взрывчатого вещества рассчитывали не мы – специалисты из штаба. Как я понимаю – с расчетом на то, что пробьет обшивку. И они не ошиблись – содержимое контейнера вылетело в атмосферу, началась химическая реакция… В результате на планете один континент превратился в сплошную стеклянную пустыню.
Правда, федераты не были бы федератами, если бы их это надолго остановило. Но кричали об этом случае долго, громко и где только могли – тут уж родная контора постаралась.

23:59 

Маэрн: Частный случай редкого везения

maerno e, maerno la...
Пробуждение из химического кошмара было нелегким. Тот, кто заявлял, что навеянный медикаментами сон, не отличается от обычного, либо отъявленный лжец, либо идиот. Скорее первое…
Первый вопрос, возникший после того, как в голове немного рассеялся туман, звучал примерно так – «Где я?». Место явно незнакомое, в организме чертова прорва различных химикалий, а вокруг… Приборы и прочее смутно знакомое барахло медицинского назначения. Клиника? Чья? Наша или ихняя? Если второе – нужно делать ноги…
Сказать легко, а сделать трудно. Ноги упрямо отказываются куда-то идти… Приходится потратить некоторое время, чтобы импланты, внутри меня, нейтрализовали часть медикаментов или наркотиков. Спустя пару минут я уже на ногах и лихорадочно оглядываюсь – вроде бы стандартная палата с обычным оборудованием… Только марка оборудования мне не знакома. Я, конечно, не большой специалист в этом деле, но у наших медиков появляюсь регулярно и знаю, как что выглядит. И вот эта палата – явно не стандарт имперского госпиталя… Значит, будем действовать исходя из самых худших предположений. Потом разберемся и, если что, отпишемся. Не в первый раз.
Кажется, кто-то сюда идет. Может, это глюки, вызванные химическим коктейлем в крови, а может сенсорика что-то шепчет. На опасность она четче реагирует, но так то опасность… Единственное место, где я могу спрятаться в этой комнате… Проклятье, а ведь ни одного удобного места, если не считать… Ладно, остается надеяться на то, что человек, который зайдет в палату – медик, а не профессиональный охранник. Так и есть – медик. Причем женщина. Увидев, что моя… гхм… пусть будет койка – все равно не запомню, как правильно этот предмет мебели называть, пуста, она сразу бросилась к своему пульту. Ей бы нажать кнопку общей тревоги, а она начала набирать какой-то код… С кем хотела связаться врач – я так и не узнал. Просто вырубил ее одним ударом, стараясь сделать это как можно мягче. Можно было бы и убить, но под трибунал не сильно хочется – если это все-таки наш госпиталь, за убийство медиков меня по головке не погладят. Скорей оторвут к черту – желающих хватает. Так, теперь аккуратно положить на пол и делать ноги. Внешне никаких следов насилия – просто потеряла сознание. Всякое случается… Так, а одежда… Ладно, потом разберемся.
Похоже, та дрянь, которой меня накачали, предназначена для того, чтобы четко держать меня в забытьи. Потому что восприятие сильно плывет… Да и «выпадаю» я иногда. Вот как сейчас – судя по всему, минут на пятнадцать выпал. Потому что на мне уже удобный темно-серый комбинезон, неизвестно где и у кого добытый. И даже обувь подходящего размера… Может я подсобку какую ограбил? Или нашел свои ботинки? А комбез чей? Мой, что ли? Что-то не припомню я такой одежды в своем небогатом гардеробе… И вообще… многого не припомню. Ни где я, ни как здесь оказался… Ни что предшествовало появлению здесь… Слишком много тумана в голове. Надо встать, отдышаться и подумать.
Итак, я Маэрн Т’хаэл, капитан… все еще капитан, увы. Только за выслугу лет можно было бы получить майора, но начальству виднее. Пилот с нестандартными модификациями. Точнее, со стандартными – для атмосферных полетов сойдет. Хотя не совсем мой профиль. Что еще? Ну… ладно, раз я это помню – остальное тоже не бред помутненного химией сознания. К тому же, если бы не некоторые сюрпризы от родной СБ – я бы, наверняка, мирно спал и ждал, пока меня препарируют любопытные типы. Или пока не переправят на препарацию в одно милое государство… А так у меня есть все шансы попасть на препарацию к угрюмым парням из внутренней безопасности, для которых схарчить контрразведчика сплошное удовольствие. Эх, ты… потомок древнего рода… И как ты умудрился влипнуть такую ситуацию, позор семьи? Работаешь на контрразведку СБ, бесцеремонно сдаешь собратьев по летному мастерству…
Самоирония немного помогла развеять очередную порцию тумана в голове. Эх, мне бы нож сюда. Самый обычный, без всяких наворотов. С ним чувствуешь себя уверенней и даже можешь попытаться потягаться с десантниками… С мизерными шансами на успех, но с голыми руками против опытного бойца – я ноль. Даже со своей нестандартной подготовкой… Странно – что-то слишком пустые коридоры этой клиники. Ау, может это все очередная проверка и шутка?
Пара осторожных шагов и новый коридор за поворотом убедили, что не шутка и не проверка. И вообще я влип по самые уши – впору идти и топиться. Потому что за поворотом меня поджидали четверо обормотов в черных комбинезонах. Очень знакомых комбинезонах… Диверсионное подразделение, снаряженное для ночных операций. Четыре человека передо мной, значит неподалеку еще два. Скорей всего следят за выходом. Следовательно, я был в плену у противника, а эти парни здесь по мою душу. Печальный конец карьеры, вынужден признать. Убит диверсантами Империи при попытке сбежать из клиники Альянса. Женщины рыдают, мужчины обещают отомстить, цвет аристократии скорбит.
- Вы за мной или за мной? – пытаюсь скаламбурить я.
- За тобой. Идти можешь?
Вот это приятный сюрприз. Либо их послали меня вытащить, что маловероятно, либо… их командир решил вернуть меня обратно. Если вопреки приказу – то мужество этого человека достойно уважения.
- Идти могу, но не слишком хорошо, - предупредил я. – В меня накачали столько всякой дряни, что я с трудом понимаю, что тут происходит.
- Потом расскажу. – и ведь не врет – чувствуется. Действительно расскажет. Потом как-нибудь. – Идем.
Ну, идем, так идем… Интересно, что случилось? Неужели гарнизон поднял мятеж? Да еще и на спорной планете… Тогда плакали мои капитанские погоны – получается, я его проворонил и тому подобная ерунда. В лучшем случае – разжалуют. В худшем – расстреляют. С вердиктом «Полная профессиональная непригодность». И никого не будет волновать, что в СБ я шел отнюдь не по своей воле…
А дальше снова туман перед глазами и в голове, немного рассеявшийся при появлении в руках чего-то приятно тяжелого. Ага, это мы уже видели… Имперское оружие. ТК-11 так называемая офицерская модель, созданная во время подавления бунтов на… как же называлась та недавно присоединенная планета? Их еще одна из федераций поддержала, на свою голову. Но это мелочи. Отличается от современной ТК-20 более крупными размерами и меньшим боезапасом. Производилась в нескольких модификациях. Все еще сохранилась в отдаленных гарнизонах. Да и вообще с вооружения не снята. Где я ее взял? Неужели наши диверсанты ходят с ними? Вряд ли… Скорей всего, позаимствовал у охранника. Судя по косому взгляду командира группы…
- Неплохо сработано… - снисходительный кивок в мою сторону. Я польщен. – …как для контрразведчика.
- Слушай, давай просто по именам, а? Быстрее будет. Я Маэрн.
- Ларэн, - кивнул диверсант. – Оклемался?
- Вроде того.
На свежем ночном воздухе мне действительно намного лучше. Кроме того, мне, похоже, вкатили кое-что стимулирующее… Ох, долго же медики будут издеваться над моим изнеженным организмом…
- Хорошо. Слушай вводную. Мы сейчас все еще в пределах этого долбанного комплекса, - Ларэн говорит тихо, почти шепотом, но я его прекрасно слышу. – Нам нужно найти связного и убираться отсюда. Не знаю, кто разрабатывал план встречи, но этот умник назначил точку рандеву в небольшом парке, что вплотную примыкает к этому госпиталю, или как они его называют. Это проблема.
- Почему?
- Потому что… как бы тебе пояснить…
- Попроще.
- Один из выходов госпиталя выходит именно в парк. Кроме того, результат наших похождений вот-вот обнаружат, и тогда начнется полномасштабная охота за нашими головами.
- Ларэн, один вопрос.
- Ну?
- Вы сами к точке эвакуации не выберетесь?
- Поясняю для неспециалистов – назначенной точки эвакуации как таковой нет. Пока. Операция планировалась в страшной спешке и многое осталось неучтенным. И вообще предполагалось, что мы тебя тихо грохнем.
- Это всегда успеется, - я выдавливаю из себя усмешку. – Как я опознаю связника?
- Пароль «Татуировка на холмах».
- Прелестно. Узнаю гениальность родной службы.
- Все, хватит разговоров…
Новый период «выпадания» из жизни, и мы уже любуемся одним из входов в госпиталь. Приятное мягкое освещение и даже опытная охрана не наводит на печальные мысли… Позиция следующая – я и один из диверсантов лежим в темноте под деревьями и держим под прицелом вход и дорожку, что идет мимо нас. С другой стороны дорожки лежат еще двое бойцов с той же задачей. Одна боевая тройка, усиленная полудохлым контрразведчиком, как наименее ценным бойцом. Если меня пришибут – Ларэн скорбеть не будет. Задание все равно будет выполнено. Сам же командир отряда, в составе второй тройки, занимал позицию чуть в стороне, одновременно следя за своим сектором и ожидая связного…
Немного тешил самолюбие тот факт, что меня не считали совсем уж обузой. В конце концов, я… будем называть вещи своими именами – рискованный эксперимент в среде СБ. И подготовка, и импланты значительно отличаются от стандартных. Меня готовили не просто как офицера контрразведки, а как оперативника. То есть с учетом непосредственного участия в различных мероприятиях, вроде нынешнего. Думаю, Ларэн уже понял, по какой причине его послали ликвидировать какого-то там эсбэшника. Командир производил впечатление умного человека.
Дверь открылась, оборвав поток размышлений. Я автоматически направил непривычно длинный ствол ТК-11 на дверной проем, ловя в прицел появившуюся там фигуру. И тут же опустил его – из клиники вышла женщина, на первый взгляд невооруженная. Вероятно, врач со смены… Опасности не представляет – пусть идет себе с миром…
Медик сделала пару шагов, замерла в нерешительности, а потом неторопливо направилась в нашу сторону. Я чуть не взвыл от досады, явственно ощущая ее искреннее любопытство. Сенс! Чтоб мне озеро переплыть, она сенс! Мать вашу, надо же было так нарваться! Готов поспорить, она уловила наше ожидание и легкое нетерпение, и теперь идет на поводу женского любопытства! Еще десяток-другой шагов и ее придется убивать.
Дура! Ну чего ты сюда идешь, а? Иди домой, девочка. Иди. Другой дорогой. Ну, пожалуйста… Нам же придется тебя убить как только ты пересечешь невидимую для тебя черту. А так хочется уйти чисто, не дразня спящего дракона. Если мы тебя грохнем – местные обормоты наверняка разъярятся и долго от нас не отстанут. Иди другой дорогой, пожалуйста. Ну что тебе стоит? Ты, конечно, не чувствуешь угрозы – лишь легкое напряжение… Так ведь тут сидят не обалдуи из какой-нибудь наземной части – тут профи, рядом с которыми я даже не смотрюсь. Для них это не… не знаю что. Работа без лишних эмоций. Как автоматы… Ну, уйди, а? Иди отсюда, гребанная мутантка, чтоб тебе в болоте утопиться! Двигай другим путем, а сюда не суйся! Еще буквально три шага и ты сможешь нас заметить, а потом шум, тревога и прочие гадости… Убирайся отсюда! Зачем тебе умирать тут? Вернись на работу, выпей чаю с подругами… Ты ведь еще такая молодая. Это я сущая древность, по сравнению со всеми присутствующими. Много чего помню. Ну сколько там тебе может быть лет? Ну сто, сто пятьдесят… Вся жизнь впереди, нечего ее обрывать прогулками по темным аллеям парка…
Остановилась буквально в шаге от своей смерти… Недоуменно пожала плечами и вернулась к перекрестку. Пошла другой дорогой, обычным шагом. Сама не понимает, отчего ей расхотелось идти этим путем… Мой вздох облегчения, кажется, способен свалить дерево… Проклятье, я даже вспотел… Сенс… Везет нам, как… не знаю кому… Впору сдохнуть от нервного напряжения. Если кто-то скажет вам, что при охрененном количестве химии в крови можно запросто внушить другому сенсу идти отсюда – плюньте ему в морду, а пока будет утираться, добавьте пару раз по печени. Чтоб не городил чушь. Мне это далось совсем не легко и организм начал намекать на то, что пора бы и того… На заслуженный отдых. И вообще спать пора… А вообще повезло. Вполне могли мозги перегореть. Та сволочь из ДКН, попавшаяся мне во время обучения в недрах СБ, просто походя вывернула меня наизнанку. Правда, тогда я был моложе и не так тренирован… Хорошо, все-таки, что эта девочка не проходила модификаций… С той точки, где она стояла, я бы вполне рассмотрел лежащих на земле людей…
Короткий шорох слева, на границе слуха. Там залег мой напарник. Покосившись в ту сторону, вижу жест одобрения моими действиями. Чтоб меня утопили – он что, понял, что тут произошло? Интересно, сколько в СБ сенсов на разных должностях? Надо вообще написать докладную записку на тему «Возможность использования обученных сенсов в войсках с целью повышения эффективности подразделений». Податься в науку, написать пару-тройку томов исследований. И попасть на стол к тем самым ребятам, что преследуют и искореняют мутации на корню. Люблю наш маленький гадюшник – в нем так весело жить…
Новый шорох, сопровождающий звук шагов… Это уже сзади… Вот прелесть какая! Всё мое везение… Боец слева уже извернулся, приготовившись стрелять. После короткого разговора, проведенного с помощью бурной жестикуляции, он соглашается подождать. Гость или гостья идет прямо на нас. Вообще-то, достаточно тихо идет, для обычного слуха. Я оставил трофейное оружие на земле и метнулся наперерез. Три странных шага-прыжка… То ли меня снова заглючило, то ли включилась совсем непонятная моторика тела… И вот я уже за спиной, шаг вперед, ладони на подбородок и затылок. Гостья ниже меня и это дает мне дополнительное преимущество. Неверное движение или писк, и тихий хруст позвонков будет единственным свидетелем смерти… Если только поблизости не пасется еще один сенс, который запросто «унюхает» столь важное событие и растрезвонит всем желающим…
- Тихо. Не звука. Кто такая, что здесь делаешь? – пришлось шипеть прямо в ухо, но не думаю, что хоть одно слово осталось непонятым.
- Татуировку на холмах рисую, - огрызнулась она. –
- Дура, - буркнул я, делая шаг назад. – Точка встречи с другой стороны дорожки.
- В этом парке все дорожки одинаковые…
Я махнул рукой напарнику, что все в порядке, и без сил опустился на землю. Приехали. Сейчас меня окончательно вырубит от перенапряжения… Краем глаза я еще успел отметить появление Ларэна, а потом я потерял сознание и дальнейший путь проделал в качестве балласта.
Уже потом, после того, как внутренняя безопасность не нашла в моих действиях попытки к бегству на территорию врага, а медики очистили мой организм от химии, я снова встретился с Ларэном. Выяснилось, что он действительно вытащил меня на свой страх и риск, прикрывшись туманной формулировкой «действуйте по обстоятельствам», которую командование выдает во всех щекотливых ситуациях. Капитан, как оказалось он был в том же звании, что и я, решил, что парня, сумевшего выйти ему навстречу в чьем-то комбезе, стоит хотя бы попытаться вытащить.
Можно было сказать, что это стало началом нашей странной дружбы. Потому что встречаться командир диверсионного подразделения, и оперативник контрразведки, служащий в авиации в качестве пилота, могли только в редких случаях одновременной головомойки. Много лет спустя Ларэн признался мне, что по всем его расчетам нас должны были накрыть еще на выходе из госпиталя. Но не накрыли. И вообще цепочка удачных совпадений позволила нам выбраться без потерь. Редкий случай… Или же мое везение.
Кем он был? Талантливым диверсантом, прирожденным лидером и хорошим тактиком. Верным сыном Империи лишенным, впрочем, иллюзий относительно настоящего положения дел. Чуть выше среднего роста, широкоплечий и гибкий одновременно. Полностью седой, с чуть заметной иронией в серых глазах… Один из немногих людей, кому действительно подходило его имя… Я так и не узнал его фамилии, а на все расспросы он отшучивался «Мы же договорились просто по именам, забыл?». Я не настаивал.
Судьба распорядилась таким образом, что мы еще несколько раз работали вместе. Правда, это было уже на нашей территории.
Он погиб во время Последней Войны, в звании майора. Был убит в спину собственными бойцами, решившими, что они достаточно послужили Империи, и можно отдохнуть в чужом тылу, благо они все равно на территории Альянса. Правда, не вся диверсионная группа согласилась с ними. На радость бойцам Альянса диверсанты устроили междоусобные разборки… Практически вся группа была уничтожена, вернулся лишь один боец, доложивший как было дело. Радовало лишь то, что перебежчики до врага так и не добежали – их прибили свои же. После этого случая моя неприязнь к дезертирам и прочей гадости только возросла…

23:40 

Маэрн: Вполне обычная ситуация...

maerno e, maerno la...
- Прорываемся к своим!
- Здесь первое крыло – у нас не хватит скорости, командир.
- Второе крыло. Нам кранты. Утопите штабистов в болоте за нас.
- Повторяю – выхдим из боя!
- Извини, командир, не получится. Вы уходите, а мы прикроем...
- Простите, ребята... Обещаю убить ублюдка.

Трое... Всего трое сумели вернуться... Остальные так и остались там, возле искореженного носителя. Весь личный состав – техники, экипаж корабля, пилоты, десантники. Не в первый раз за время войны, но впервые такой процент потерь в подразделении. И это тоже можно было бы принять, если бы не детали приказа...
Измученный мозг зациклился на этих мыслях несколько часов назад, и никак не получалось думать о чем-то другом.
Несколько часов, это сколько? Кажется, в данном случае, это много... Несложный вопрос нарушил замкнутый круг размышлений, позволив заметить некоторые изменения в обстановке. Главным изменением был офицер СБ, который непонятно когда здесь появился.
- С возвращением, полковник.
- Спасибо. Сколько?
- Трое суток. – понял вопрос сбшник. – Они не могли до тебя достучаться и чуть не сдали психотехам.
- Ясно.
Все действительно было ясно – выводить психованного пилота из... состояния нестояния, да еще на корабле, никому не было нужно. А так – все просто, прилетели куда-то, откуда их еще не выбили, передали Службе Безопасности и вздохнули спокойно.
- Маэрн, ты понимаешь, что на этот раз вляпался по-крупному? – в голосе сбшника была невероятная усталость.
- Да? – ответный вопрос был исполнен вялого любопытства.
- Тебя по голове не били? – участливо спросил безопасник.
- Да нет, вроде...
- А похоже что били, и неоднократно! Проклятье, чего ты повел себя как полный идиот? Это надо же доудматься – вызвать командующего флотом на дуэль, прилюдно обвинив его в трусости!!! Да тебя за это сейчас сразу под четыре статьи подвели!!!
- Иди поплавай! Трус, он и есть трус.
- У тебя что, на старости лет голова совсем не работает??? Ты... да лучше б я тебя в болоте утопил...
- Ну так утопи. – наплевать уже на все. – Надо было еще тогда утопить, когда меня из карателей под трибунал выпихнули.
- Да уж наверное стоило бы. Насколько меньше голвной боли было бы.
- Хочешь меньше головной боли, куратор? Тогда лови диссидентов, а не шпионов. Вот уж кого у нас полно.
- И начать с тебя... Твои действия были квалифицированы как мятеж, попытка саботажа, и прочие прелести. Говорил же я, нужно было тебе это долбанное чувство солидарности удалить.
- Не помогло бы.
- Хорошо... Давай думать, как тебя вытащить из этой ситуации... Ты чего взбеленился? Неужели так потери расстроили?
Хорошо действует. Хочет растормошить и вернуть в нормальное состояние как можно быстрее. И в методах не стесняется. Ему что, позарез понадобился очередной оперативник, столько лет изображавший из себя пилота?
- Потери тоже. И тот факт, что нас крупно подставили.
- Это война. На войне есть потери.
- Не надо мне повторять прописные истины. Я далеко не первый год воюю. Потери есть всегда. У нас, считай, после каждого вылета. Но не девяносто девять процентов личного состава.
- Случайности войны.
- Случайности войны?! Это можно было бы так назвать, если бы нас случайно перехватили! Но не в этом случае! Ты хотел знать, отчего я так взбеленился? Оттого, что понял, какая трусливая мразь нами командует! Офицер, который не смог сказать своим войскам в лицо, что отправляет их на смерть, просто не может быть командиром. Эта гниль болотная пообещала нам подкрепления!!! Торжественно обещал, что нас не бросят! Ты понимаешь? Нас ведь не в первый раз бросили в пекло! Но до этого момента говорили все, от и до. Если подкреплений не будет – значит так и говорили! А тут... не хватило мужества ублюдку сказать «Умрите с честью». Теперь он будет говорить, что не хотел лишать пилотов последней надежды... А знаешь, когда мы дрогнули? Когда поняли, что подкрепления не будет. Нас, элитную часть, не удосужились послать в бой, сказав правду. Бунта что ли боялись? Идиотизм... Я... Самое глупое, что помню всю эту войну с самого начала. Помню еще те времена, когда истребители Альянса только в первый раз в прицелах мелькнули. Мог бы догадаться, что этим все закончится. То, что все эти мальчики и девочки ушли за реку...
- Твоя вина. Совершенно верно. – жестко сказал СБшник. – Если бы ты прислушался к моим предупреждениям и подал бы запрос на пополнение личного состава – все они были бы живы.
- Если бы я постоянно слушал тебя, то был бы уже мертв. Вместе с экипажем носителя.
- Не обязательно.
- Да, конечно... Коэфициент выживаемости – семьдесят восемь. Можно по болоту голышом ходить.
- Выговорился?
- Как всегда, мастерски сработано. Да, выговорился. Теперь я даже вполне адекватен, и тебя внимательно слушаю. И не только я.
- Пока что только ты. Что намерен делать дальше?
- Утопить в болоте одного труса. А потом – наплевать.
- Интересно, это на вас так модификации влияют? – задумчиво спросил безопасник. – Или еще какие факторы? Ты еще в Альянс сдерни, в компанию к остальным перебежчикам.
- И как ты себе это представляешь? – не удержался от язвительного тона. Точно что пришел в себя... Ох, сейчас что-то будет.
- Ну, как обычно. Наглотаться наркоты, пока из ушей не полезет. А потом мчаться через линию фронта и слезно рассказывать о злюках-командирах.
- Знаешь, я ведь тебя за такие оскорбления могу вызвать на дуэль.
- Сиди, дуэлянт... – поморщился СБшник. – Навызывался уже.
- Тогда просто убить.
- Успокойся. Без тебя найдуться желающие... Всё, голова больше не беспокоит? Приступов бешенства и обещаний всех убить не предвидится?
- Нет.
- Отлично. Тогда начну с приятных новостей.
- А такие есть?
- Для тебя – найдутся. Сначала очень приятная новость... Твоя идиотская выходка не осталась незамеченной – слишком уж много свидетелей было. Одних десантников два отделения. Не без моего содействия, конечно.
- И?
- Твоя гниль болотная больше не командир флота.
- А кто? Главнокомандующий вооруженными силами?
- Точно. Силами целого крейсера, что сейчас полным ходом идет на передовую.
- Надеюсь, его поймают альянсовцы... И чего-нибудь с ним сделают. Желательно до того, как я его увижу.
- Опять за свое. – офицер тяжело вздохнул. – Еще одна фраза в этом стиле и я сдам тебя психотехам для опытов.
- А они немного посмотрят, что у меня в мозгах творится, и загремят в клинику.
- Полковник!
- Виноват.
- Теперь касательно твоих пилотов.
- Они выполняли мой приказ.
- Мне-то можешь не говорить. – безопасник усмехнулся, и продолжил: - С той пары, что вместе с тобой рвалась к мостику, сняты все обвинения.
- Это радует. – что он приготовил напоследок?
- По моим данным, еще четверо попали в плен.
- Это не радует.
- Зато они живы, - резонно заметил СБшник.
- Верно.
- И тебе не интересно, что касается тебя. Тяжелый случай.
- Вполне обычный. Сам сказал – мы на войне.
- Ну-ну. Так вот, с тебя обвинений никаких снимать не будут. Более того – ты исчезнешь в недрах СБ. Вместе со своими приятелями.
Вот и выяснилось, что приберегал куратор напоследок. Очень хорошо…
- Просто великолепно… А причину знать можно?
- Можно, если осторожно. Ты не запрашивал полные сводки с фронтов.
- А ты бы мне их дал?
- Да.
- Ну, значит они мне были не нужны.
- Зря.
- Может быть.
- Дело в том, что мы проигрываем войну. Еще год… Два… максимум три, и нас, как государства, не станет. Это прогноз моих аналитиков.
- Очень хорошая новость. Кто-нибудь, разбудите меня…
- Продолжай мечтать, - язвительно сказал куратор. – Так вот… Нам нужны пилоты для кое-каких щекотливых дел. Поэтому мы забираем вас вместе с машинами.
- Задания?
- Что прикажут – то и будете делать. Скажите спасибо, что не на каторгу и не к психотехам… будете летать и драться – это я гарантирую. Сейчас даже на нашем фронте нужны бойцы, поскольку диверсантов осталось мало и они далеко.
- Готов поспорить, что мы будем сопровождать лоханки с ними куда-то к линии фронта.
- Не исключено.
- Хорошо…
- Тогда готовься – скоро со своими ребятами будешь у психологов, а потом, если надо, и психотехов.
- Это зачем еще?
- Мне не нужны пилоты, у которых с головой не все в порядке, - отрезал СБшник. – Про устойчивость твоего психотипа я знаю. Вот только последние события наводят на мысль, что тебе давно пора мозги вправить.
- Благодарю, я не жалуюсь на сообразительность.
А ведь он действительно опасается, что что-то в психике надломилось. Потому и устроил весь этот спектакль – проверка на адекватность. Достучаться до сознания, разозлить… Профессионал с многолетним стажем. Этого у него не отнять.
- А твои жалобы, полковник, никого не волнуют.
- Спасибо, что напомнили мне, что я все еще в вооруженных силах.
- Эт завсегда пожалуйста. На случай, если ты забудешь, у нас есть специальная команда напоминателей… Они еще патрулями ходят…
- Все-все, я понял… Что еще из «хороших» новостей?
- С чего ты взял, что у меня есть еще новости?
- Хватит. Ты сам меня учил всем штучкам…
- Ага… Ты сенс, я сенс… а вместе мы – кандидаты на поход к психотехникам. – безопасник помрачнел и бросил: - Твоя планета находится в списке потенциальных целей следующего удара…
- Это точно?
- Да.
- Великолепно… Просто великолепно… будем надеяться, что до того дня, когда… А, что тут говорить…
- Если тебе станет легче – на ней нет военных объектов.
- Спасибо, мне стало намного легче… Теперь я знаю, что их бомбить не будут – всего лишь депортируют в какую-нибудь глушь.
- Не факт.
- Что еще я пропустил?
- Узнаешь, когда выйдешь. Я дам полный доступ к информации…
- Благодарю.
- Идем, полковник…
- Слушаюсь, генерал.

Мемориал

главная