Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:53 

Кэсс: Шеллар: заклятый друг

мы родились и выросли на одной планете, хотя вовсе не знали друг друга, ибо жили в разных городах, точнее, я в городе при гарнизоне, находившемся не так уж далеко от столицы (пара часов на машине), а Шеллар в столице. наши семьи не общались - для моей матери семейство, лет двадцать назад получившее наследственный титул, подходящим обществом считаться не могло, а у моего отца и отца Шеллара - он был видным ученым в сфере социологии - едва ли были общие темы для общения, они знали друг друга в лицо, а дети и вовсе не были знакомы.
потому мы встретились в училище, мгновенно узнав друг в друге земляков по акценту и загару. это была ненависть с первого взгляда, причем с одной стороны - мне заносчивый мальчишка из новопроизведенных во дворянство был интересен мало, и каких-то эмоций не вызывал. после первых попыток общения я забыла бы про него - но нас определили в одну группу, жили мы на одном этаже, а потому встречались по нескольку раз на дню. налаживанию отношений это не способствовало. Рэд Шеллар - представлялся он всегда по фамилии, гордясь ей, так его и стали звать даже приятели - был моим перманентным кошмаром, хотя, пожалуй, это слишком громко сказано, но досаждал он изрядно. дурацкие мальчишечьи шалости - вырвать из рук учебник или кристалл, нажать на кнопку выключения обучающей консоли или дернуть за нос, как в школе первой ступени - чередовались с более грубыми выходками. несколько раз он сбивал меня с ног или отвешивал увесистые оплеухи; это ни разу не оставалось безнаказанным - физически я была посильнее его, да и драться выучилась еще в школе на занятиях по военной подготовке куда лучше. в очередной раз отколошматив наглеца, я отряхивала руки и забывала о нем до следующей встречи. что рассчитывать на то, что после очередной драки он успокоится и сделает выводы, не приходилось - нужно было убить его, чтобы он перестал, а неприятностей мне не хотелось.
Шеллар очень гордился титулом, который получил его отец. в училище таких урожденных дворян первого поколения было не так уж и много, большинство старалось держаться в тени и добиваться уважения успехами в учебе и спорте - Шеллару же соображения на это не хватало. отец его написал некий сомнительный фундаментальный труд о наследовании социальных признаков, теория была признана основной и включена в программу обучения, но даже мы понимали, что теория, мягко говоря, глуповата - наследование интеллекта, благонадежности и прочих факторов казалось нам завиральной идеей. вот за эту заслугу он и получил титул - по сравнению с остальными, чьи родители сотнями поколений служили государству в армии, деяние папаши Шеллара смотрелось бледновато - но сыну так не казалось.
амбициозный, честолюбивый и тщеславный мальчик, он осознавал, что рядом со многими проигрывает во всем - в манерах, в воспитании, в уровне развития; но больше всего ему досаждало то, что своеобразного аскетического шика, присущего детям из семейств военной аристократии он не понимал и не умел хотя бы подражать ему. для него благородство и роскошь были связаны неразрывно - как для родов промышленников, а в училище такие были в меньшинстве. тем не менее, ему хотелось доказать всем, что он не то что не хуже - лучше. учился он великолепно, хотя это стоило ему большого напряжения - предметы, связанные с физической нагрузкой, а таких было много, давались ему плохо. были и проблемы с дисциплиной - вспыльчивый, порывистый и несдержанный, Шеллар не умел вовремя заткнуться с многозначительным видом, демонстрировавшим, что прав именно он, а не воспитатель или преподаватель. вступать в пререкания с сержантом, следившим за дисциплиной на этаже я считала моветоном - Шеллар же регулярно ввязывался в перепалки. я заказывала из дома книги, кристаллы с музыкой и травяной чай, к которому привыкла - Шеллар же самые последние популярные фильмы и мелкие предметы быта, дозволявшиеся нам - шикарное световое перо, навороченный браслет-коммуникатор и прочее; я обходилась тем минимумом, который выдавали всем - Шеллару вечно чего-то не хватало, быт училища казался ему слишком скудным.
по нашим ребячьим меркам я была не в пример более авторитетной и уважаемой в училище - на это играло и происхождение, и манеры, и все полученное мной воспитание; для Шеллара это было нестерпимым. почему именно меня он выбрал в объекты ненависти - я не знаю. может быть, играло роль то, что мы родились на одной планете и многие невольно сравнивали нас. и Шеллар этого сравнения не выдерживал.
смешно сейчас смотреть на все эти иерархические и статусные мелочи, которые так много определяли в те почти детские времена - но это было актуально для нас.
позже Шеллар признался, в чем было дело - я с высокомерием девочки из очень хорошей семьи игнорировала его до тех пор, пока он не перегибал палку, а ему хотелось внимания,признания, может быть, даже дружбы. мне же все это было непонятно и неинтересно, я ни разу не взяла на себя труд подумать, в чем же дело. он нападал - я давала сдачи, и этим общение ограничивалось. даже скандал с его заступничеством ничего не изменил - я поблагодарила его, но и только, и впредь не замечала.
после выпуска из училища жизнь развела нас, как мне казалось, навсегда; но в Корпусе я увидела его едва ли не в первый день - уже в качестве командира звена. Шеллар уставился на меня, как на призрак из прошлого - я тоже. тем, что он был старше по званию - несмотря на то, что мы были ровесниками! несмотря на разницу в происхождении! - меня задело, хотя я и постаралась не показать виду. триумф Шеллара продлился недолго - скоро мы сравнялись в звании, и до конца службы уже были на равных; впрочем, оставалось состязание по результативности действй. однако, очень долго мы по молчаливой договоренности игнорировали друг друга, ревностно следя за успехами соперника.
на мой вкус, Шеллар был худшим из командиров. нет, в его эскадрилье всегда была безупречная дисциплина, и результатов они добивались прекрасных. но "попасть в эскадрилью Шеллара" означало остаться там навсегда - за несколько лет он переделывал любого новичка в послушный автомат, ограниченый в наборе реакций. так ему было удобнее, по-другому командовать Шеллар не умел. даже из весьма предсказуемого молодого модификата он делал полного робота - но зато проблем с дисциплиной не возникало. его ребят всегда можно было узнать по зажатости и манере всегда искать взглядом командира. он не руководил - он дергал за ниточки, и куклы подчинялись во всем.
столкнул близко нас шокирующий и дикий по меркам Корпуса случай. его эскадрилья и пара других возвращались с учений на одной из пограничных планет, в это время в соседнем секторе Альянс провел очередной рейд, как всегда с депортацией населения и убийством не прошедших отбор. их спецназ работал... эффектно, скажем так, и наша служба безопасности решила воспользоваться этим. им показали, что осталось от планеты, даже позволили спуститься на поверхность. служба безопасности не учла того, что один из подчиненных Шеллара, новичок, был родом как раз из того города, который демонстрировали. мальчик побродил по руинам родного дома, быть может, увидел труп кого-то из родных... подробностей не знал никто. вернувшись на базу, он сумел найти достаточное количество и комбинацию препаратов, позволивших сделать себе смертельную инъекцию смеси наркотика. каким образом он сумел обойти все психотехнические установки, препятствовавшие самоубийству - никто не знал. разбирательство было скандальным, служба безопасности и Полковник едва не перегрызли друг другу глотки, ища виновного; а по мнению пилотов, всецело виноват был Шеллар, ему полагалось помнить наизусть все подрбности личных дел подчиненных.
его и без того недолюбливали. тут от него попросту отвернулись все. и без того убитый всей историей Шеллар оказался в вакууме - и никто не стремился прийти ему на помощь. явная несправедливость ситуации взбесила меня - хотя я давно была уверена, что на такое чувство уже не способна. я перессорилась с половиной Корпуса, доказывая им всю подлость и недостойность такого поведения; меня не поняли.
я помню полутемный пустой бар, где Шеллар молча глотал спиртное, стакан за стаканом - алкоголь на него почти не действовал, как и на прочих. я пригляделась - он вдруг утратил всю заносчивость и апломб, словно вымерз изнутри. опустошенный, бессильный человек... поднял на меня глаза, на лице промелькнуло что-то вроде "пришла поглумиться?" - и сделал очередной глоток. он не слышал моих слов, не реагировал - словно меня и не было рядом.
- ello, - сказала я вдруг, кладя ладонь поверх его, и в глазах что-то впервые дрогнуло, он поежился... - ello, послушай...
не знаю, что толкнуло меня на эти слова - мучительное чувство несправедливости, ледяная боль, которой пропитался бар, моя взбалмошная и иррациональная натура... неважно; он начал слушать меня, мы говорили и пили поровну, и закончилось все, разумеется, очередным погромом и пожаром в баре и карцером для обоих - это было позволительно в подобных случаях, даже как-то поощрялось. хрупкая психика пилотов требовала более дорогой, чем обстановка бара, починки и в таких погромах мы спускали агрессию, которой всегда было многовато. после этого Шеллара приняли, как обычно, никто не припоминал ему инцидента, и постепенно он пришел в себя.
каким он был? невысоким, узкоплечим, с узким лицом со слишком тонкими чертами, словно скульптор увлекся, ваяя бюст; пепельноволосый и сероглазый, как многие наши мужчины. он носил забавную прическу, оставляя пышную челку и накоротко состригая затылок и виски. челка падала на глаза, он вечно поправлял ее картинным, отточенным жестом. эта отточенность была в каждом его движении, оттого они казались чуть неестественными и скованными, но это не производило неприятного впечатления, скорее, наводило на мысль о сдержанности. пожалуй, он был красив - четкие черты лица, изящная фигура, красивые скупые движения - только жестикуляция была более щедрой, он гордился формой кистей и предплечий, и охотно демонстрировал их.
как я узнала позже, случай с подчиненным заставил его пройти заочное обучение на психолога; и навык ему, увы, пригодился. в эпопее осажденного гарнизона Шеллар работал мастерски, держа в кулаке всех, контролируя ситуацию вокруг себя и умело манипулируя нами - то провоцируя кого-то на мелкий срыв, предупреждающий более серьезный, то на откровенность; успокаивал, дразнил и поддерживал каждого. но ему помочь не мог никто - среди нас не было другого психолога; и когда все окончилось успешно - пришла эскадра, противника выбили с планеты и спасли тех из нас, кто уцелел до этого дня, он сломался. остальные отделались месяцем-двумя в спецклинике (хотя для меня последствия были куда более плачевными, но сейчас не об этом речь) - Шеллар из нее так и не вернулся. что с ним стало - ушел ли он в отставку или так и умер в клинике, мы не знали. спрашивать было не у кого, у нас сменилось командование - после этой истории и Полковник решил распрощаться с Корпусом, которому отдал не сотни - тысячи лет жизни, его заместил Эрг, третий из оказавшихся в невезучем гарнизоне, но самый крепкий из нас... во всей этой сумятице мы, уже относительно придя в себя, не смогли получить нужную информацию.

URL
   

Мемориал

главная