Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
21:29 

Кэсс: число три: Эрран

Эрран - весьма распространенное мужское имя в обоих культурах, впрочем, в Альянсе произносили Эрэн, но сути дела и значения имени (крупный четвероногий хищник, ближайший аналог - волк) это не меняло. имя это считалось традиционно мужским, женского аналога у него не было - волк считался воплощением мужественности и всех лучших качеств, присущих полу.
Эрраном звали моего старшего брата. как рассказать, каким он был? высокий широкоплечий парень, пошедший в кого-то из предков отца, с правильным, но широковатым и простоватым лицом, черноволосый и кареглазый, он едва ли привлек бы к себе внимание на людной улице - разве что за счет курсантской формы, которую носил с особым щегольством. но все же чем-то особым он не выделялся, хотя в детстве мне казалось, что мой брат - самый красивый из мужчин; отец в этом качестве как-то не рассматривался. не в этом было дело, не во внешности, не в том, что он был лучшим в школе и училище... но как сказать о том, почему он был лучшим старшим братом, которого можно себе представить? нас разделяло около восьми лет, но это ничему не мешало - едва я выросла из возраста детской и няниных забот, брат всегда был рядом со мной. во всех уличных играх мне находилось место, несмотря на то, что в компании брата были в основном ровесники. ребята вскоре привыкли, что вместе с их вожаком шляется мелкая сестренка, и относились ко мне бережно. а брат с удовольствием оставался со мной дома - и нам было чем заняться, мы сражались в военные симуляторы или таскали книги по стратегии из отцовского кабинета и изучали их вместе. брат объяснял мне непонятные термины и на пальцах разъяснял прочитанное. я не помню ни одной грубой шутки или насмешки, какого-то хулиганства в мой адрес, напротив, он часто брал на себя мои проделки и всячески покрывал меня перед родителями. отец обычно знал, кто на самом деле виноват, но делал вид, что верит Эррану. мы часто разговаривали - обо всем подряд, и в этом не было снисходительности старшего к младшей, я не чувствовала себя дурочкой в разговорах с ним. непонятное он объяснял так, как понимал сам. это не было признаком какого-то особенного отношения ко мне - он со всеми держался так. ровесники очень его уважали.
мы были очень близки. когда я перешла в школу второй ступени, Эрран уехал поступать в военное училище. в первом семестре курсантам разрешался один звонок в неделю - не более получаса, новобранцам не разрешали подолгу пользоваться ДС, и большую часть времени Эрран болтал именно со мной. на лето он непременно приезжал домой хотя бы на месяц, хотя приятели в это время вовсю пользовались статусом совершеннолетних и полагавшимся им как офицерам-курсантам бесплатным проездом, чтобы посетить Столицу и другие популярные планеты. нельзя сказать, что он был домашним мальчиком - как и остальные, он много времени проводил в школе и на улице, был завсегдатаем всех игр, которые устраивали дети городка, в том числе самых опасных, да и в любимую забаву, при которой нужно было по жребию задавать глупые вопросы офицерам полиции, рискуя получить взбучку от родителей, которым жаловались замученные полисмены тоже играл - и в свой черед удостаивался наказания. я, Эрран и отец - мы всегда прекрасно понимали друг друга, интересы и развлечения у нас были общими.
Эрран Ринто, командир эскадрильи Корпуса, был почти во всем противоположностью моему брату. утонченный интеллектуал из богемной семьи, каким-то странным капризом судьбы занесенный в армию и даже в элитное секретное подразделение, поэт и музыкант... ничего общего не было - он и выглядел по иному. среднего роста, стройный, хотя не казавшийся худым, какой-то очень легкий, словно всегда готовый взлететь без крыльев, скорее интересный, чем красивый - первое впечатление было скорее негативным. таких богемных красавчиков я недолюбливала. но - оказалось, что я неправа, он был совсем другим. его любили и уважали все, кто знал - тут было второе сходство с братом, но этим все и ограничивалось. уважали за песни и стихи, за смелость и терпение, с каким он относился к новичкам, за внутреннее достоинство, которое сквозило в каждом слове и жесте. Эрран-rain*, Эрран-птица - звали его, а птицей называли далеко не всякого, это прозвище нужно было заслужить.
он был прекрасным командиром, более того - он был одним из немногих, кто действительно дружил с Полковником. у них было много общего. но многолетняя дружба была разрушена тем же случаем, который сделал из Эррана ishe. я тогда почти не интересовалась происходящим в других эскадрильях, но суть дела была такова: Эрран получил приказ об уничтожении многолюдной планеты, отказался, Полковник надавил - другого выбора у него не было, достаточно было сделать поблажку одному, и с дисциплиной было бы покончено раз и навсегда. Эрран подчинился и выполнил приказ - но это было первой ступенькой на долгом пути вниз. Эррану вообще нечего было делать ни в армии, ни в Корпусе - он был слишком тонким и слишком живым.
когда мы сошлись близко, он уже был отъявленным диссидентом и дни его были сочтены - о чем знал он сам, и знал Полковник, но я не догадывалась. я с удивлением поняла, что влюблена в него за несколько лет до того - меня это удивило и испугало: во-первых, модификату вообще не полагалось испытывать подобных эмоций, во-вторых мое чувство было обречено на невзаимность, как думала я тогда. я никогда не считалась красивой - ростом с подростка, щуплая, с плоской грудью, слишком смуглой кожей и неправильным лицом; да и в интеллектуальном плане ничто не могло объединить нас - рядом с ним я была безграмотной девочкой-воякой, а Эрран даже учился в чем-то вроде Академии искусств, и путь летчика начал с должности испытателя. но - все оказалось иначе. нас на две декады по какой-то ошибке засунули на законсервированную базу на планет-форпосте, где ночью температура доходила до -100, да и днем высовываться наружу не рекомендовалось. в тесноте мы оказались лицом друг к другу - и что-то столкнуло нас.
он был много старше меня - и по годам, и по опыту, умнее и образованнее, но ни разу не дал понять этого, ни разу не рассердился на мою безграмотность или безоговорочную лояльность. мы не говорили ни о политике, ни об искусстве - он учил меня гадать по снежинкам, вытаскивал во двор, прикрытый куполом, смотреть, как встает солнце над заснеженными горами, пел что-то, что не пел остальным. за неполные две декады я поняла, что вросла в него, что у нас одна кровь на двоих.. но мы вернулись на основную базу-спутник, через декаду он отправился в очередной рейд - и не вернулся. мне сказали, что он погиб в бою. и еще многие годы мне казалось, что я умерла вместе с ним, лишилась всех чувств - я не подпускала к себе никого, исключением стал только Рин Эссох.
третий Эрран - точнее, Эрэн, но мне удобнее тот вариант имени, к которому я привыкла раньше, встретился мне уже в Альянсе. первая встреча была смешной - я сидела на подоконнике одной из рабочих комнат моего отдела конструкторского бюро, когда в помещение совершенно бесшумно вошел некий тип - я увидела его только боковым зрением, и, попытавшись вскочить, свалилась. незнакомый тип в форме СВБ подал мне руку, я встала и обнаружила, что ростом ему в лучшем случае по грудь - таких долговязых мужчин я еще не встречала, он был даже выше Полковника - но раза в полтора шире в плечах. грубый, нетерпимый, несдержанный хам - таково было мое первое впечатление, впрочем, его я не изменила до конца жизни, ибо грубым хамом он был всегда. глава СВБ Эрэн Сетх был человеком, развязавшим Последнюю войну, и с ним мне приходилось общаться слишком, на мой вкус, часто. в согласительной Комиссии и временном Правительстве он был нашим непосредственным начальником, дружил с Полковником, так что деваться от него было некуда. язвительный, всегда готовый сказать гадость, довести до истерики - нет, он мне не нравился, хотя умом я понимала, насколько верную политику он проводит, что я должна быть на его стороне... что ж, верна ему и нашему делу я была - а любви не было ни малейшей, и это было взаимно.
в Альянсе он считался классически красивым мужчиной - мне же так, помилуй небо, не казалось никогда. мне не нравились такие лица - широкоскулые, с крупным носом, резко очерченным подбородком и полными яркими губами, да и оттенок волос - черный с красным проблеском мне казался неестественным. сложен он был прекрасно, хотя под мешковатой одеждой заметить это было сложно, вдобавок Сетх слегка сутулился. лет ему было чуть побольше чем Полковнику - то есть, столько, сколько в принципе не живут, если ты не Император... мне было трудно воспринять его человеческим существом - скорее каким-то наказанием, ниспосланным судьбой.
я изменялась со временем - по привычкам, по вкусам и представлениям о правильном, и мы постепенно сближались, для этого потребовалось несколько сотен лет работы, фактически, бок о бок и пара авантюр, предпринятых совместно. в какой-то момент я начала считать его в числе близких друзей - привыкла постепенно к постоянному хамству и колкостям. он многое сделал для меня - все с той же грубоватой ухмылкой и едкими комментариями. двумя важным должностями - посла и консультанта по пропаганде на аннексированных территориях я обязана именно ему; он умел убедить, что у меня получится что-то, кажется, зная меня лучше меня самой. и - он ни разу не ошибся. потом была трагедия с его женой - и я неожиданно оказалась в числе тех немногих, кого он вообще подпускал к себе. нас объединяло не только пережитое вместе - но и боль потери. я знала, что это такое - когда теряешь человека, в которого врос, без которого не мыслишь себе жизни; я не могла утешить - но могла молчать рядом или пытаться отвлечь.
и много позже пришла любовь - неожиданно, нежданно, без единого к тому повода, не по моей воле... последняя в моей жизни и до самого ее конца. мы ушли почти одновременно - но я чуть раньше. он был огнем, металлом и ветром - огонь иногда обжигал, но чаще грел, и последние годы оказались согреты этим теплом. третий раз оказался счастливым...

* - читается раин

URL
   

Мемориал

главная