maerno e, maerno la...
- Прорываемся к своим!
- Здесь первое крыло – у нас не хватит скорости, командир.
- Второе крыло. Нам кранты. Утопите штабистов в болоте за нас.
- Повторяю – выхдим из боя!
- Извини, командир, не получится. Вы уходите, а мы прикроем...
- Простите, ребята... Обещаю убить ублюдка.

Трое... Всего трое сумели вернуться... Остальные так и остались там, возле искореженного носителя. Весь личный состав – техники, экипаж корабля, пилоты, десантники. Не в первый раз за время войны, но впервые такой процент потерь в подразделении. И это тоже можно было бы принять, если бы не детали приказа...
Измученный мозг зациклился на этих мыслях несколько часов назад, и никак не получалось думать о чем-то другом.
Несколько часов, это сколько? Кажется, в данном случае, это много... Несложный вопрос нарушил замкнутый круг размышлений, позволив заметить некоторые изменения в обстановке. Главным изменением был офицер СБ, который непонятно когда здесь появился.
- С возвращением, полковник.
- Спасибо. Сколько?
- Трое суток. – понял вопрос сбшник. – Они не могли до тебя достучаться и чуть не сдали психотехам.
- Ясно.
Все действительно было ясно – выводить психованного пилота из... состояния нестояния, да еще на корабле, никому не было нужно. А так – все просто, прилетели куда-то, откуда их еще не выбили, передали Службе Безопасности и вздохнули спокойно.
- Маэрн, ты понимаешь, что на этот раз вляпался по-крупному? – в голосе сбшника была невероятная усталость.
- Да? – ответный вопрос был исполнен вялого любопытства.
- Тебя по голове не били? – участливо спросил безопасник.
- Да нет, вроде...
- А похоже что били, и неоднократно! Проклятье, чего ты повел себя как полный идиот? Это надо же доудматься – вызвать командующего флотом на дуэль, прилюдно обвинив его в трусости!!! Да тебя за это сейчас сразу под четыре статьи подвели!!!
- Иди поплавай! Трус, он и есть трус.
- У тебя что, на старости лет голова совсем не работает??? Ты... да лучше б я тебя в болоте утопил...
- Ну так утопи. – наплевать уже на все. – Надо было еще тогда утопить, когда меня из карателей под трибунал выпихнули.
- Да уж наверное стоило бы. Насколько меньше голвной боли было бы.
- Хочешь меньше головной боли, куратор? Тогда лови диссидентов, а не шпионов. Вот уж кого у нас полно.
- И начать с тебя... Твои действия были квалифицированы как мятеж, попытка саботажа, и прочие прелести. Говорил же я, нужно было тебе это долбанное чувство солидарности удалить.
- Не помогло бы.
- Хорошо... Давай думать, как тебя вытащить из этой ситуации... Ты чего взбеленился? Неужели так потери расстроили?
Хорошо действует. Хочет растормошить и вернуть в нормальное состояние как можно быстрее. И в методах не стесняется. Ему что, позарез понадобился очередной оперативник, столько лет изображавший из себя пилота?
- Потери тоже. И тот факт, что нас крупно подставили.
- Это война. На войне есть потери.
- Не надо мне повторять прописные истины. Я далеко не первый год воюю. Потери есть всегда. У нас, считай, после каждого вылета. Но не девяносто девять процентов личного состава.
- Случайности войны.
- Случайности войны?! Это можно было бы так назвать, если бы нас случайно перехватили! Но не в этом случае! Ты хотел знать, отчего я так взбеленился? Оттого, что понял, какая трусливая мразь нами командует! Офицер, который не смог сказать своим войскам в лицо, что отправляет их на смерть, просто не может быть командиром. Эта гниль болотная пообещала нам подкрепления!!! Торжественно обещал, что нас не бросят! Ты понимаешь? Нас ведь не в первый раз бросили в пекло! Но до этого момента говорили все, от и до. Если подкреплений не будет – значит так и говорили! А тут... не хватило мужества ублюдку сказать «Умрите с честью». Теперь он будет говорить, что не хотел лишать пилотов последней надежды... А знаешь, когда мы дрогнули? Когда поняли, что подкрепления не будет. Нас, элитную часть, не удосужились послать в бой, сказав правду. Бунта что ли боялись? Идиотизм... Я... Самое глупое, что помню всю эту войну с самого начала. Помню еще те времена, когда истребители Альянса только в первый раз в прицелах мелькнули. Мог бы догадаться, что этим все закончится. То, что все эти мальчики и девочки ушли за реку...
- Твоя вина. Совершенно верно. – жестко сказал СБшник. – Если бы ты прислушался к моим предупреждениям и подал бы запрос на пополнение личного состава – все они были бы живы.
- Если бы я постоянно слушал тебя, то был бы уже мертв. Вместе с экипажем носителя.
- Не обязательно.
- Да, конечно... Коэфициент выживаемости – семьдесят восемь. Можно по болоту голышом ходить.
- Выговорился?
- Как всегда, мастерски сработано. Да, выговорился. Теперь я даже вполне адекватен, и тебя внимательно слушаю. И не только я.
- Пока что только ты. Что намерен делать дальше?
- Утопить в болоте одного труса. А потом – наплевать.
- Интересно, это на вас так модификации влияют? – задумчиво спросил безопасник. – Или еще какие факторы? Ты еще в Альянс сдерни, в компанию к остальным перебежчикам.
- И как ты себе это представляешь? – не удержался от язвительного тона. Точно что пришел в себя... Ох, сейчас что-то будет.
- Ну, как обычно. Наглотаться наркоты, пока из ушей не полезет. А потом мчаться через линию фронта и слезно рассказывать о злюках-командирах.
- Знаешь, я ведь тебя за такие оскорбления могу вызвать на дуэль.
- Сиди, дуэлянт... – поморщился СБшник. – Навызывался уже.
- Тогда просто убить.
- Успокойся. Без тебя найдуться желающие... Всё, голова больше не беспокоит? Приступов бешенства и обещаний всех убить не предвидится?
- Нет.
- Отлично. Тогда начну с приятных новостей.
- А такие есть?
- Для тебя – найдутся. Сначала очень приятная новость... Твоя идиотская выходка не осталась незамеченной – слишком уж много свидетелей было. Одних десантников два отделения. Не без моего содействия, конечно.
- И?
- Твоя гниль болотная больше не командир флота.
- А кто? Главнокомандующий вооруженными силами?
- Точно. Силами целого крейсера, что сейчас полным ходом идет на передовую.
- Надеюсь, его поймают альянсовцы... И чего-нибудь с ним сделают. Желательно до того, как я его увижу.
- Опять за свое. – офицер тяжело вздохнул. – Еще одна фраза в этом стиле и я сдам тебя психотехам для опытов.
- А они немного посмотрят, что у меня в мозгах творится, и загремят в клинику.
- Полковник!
- Виноват.
- Теперь касательно твоих пилотов.
- Они выполняли мой приказ.
- Мне-то можешь не говорить. – безопасник усмехнулся, и продолжил: - С той пары, что вместе с тобой рвалась к мостику, сняты все обвинения.
- Это радует. – что он приготовил напоследок?
- По моим данным, еще четверо попали в плен.
- Это не радует.
- Зато они живы, - резонно заметил СБшник.
- Верно.
- И тебе не интересно, что касается тебя. Тяжелый случай.
- Вполне обычный. Сам сказал – мы на войне.
- Ну-ну. Так вот, с тебя обвинений никаких снимать не будут. Более того – ты исчезнешь в недрах СБ. Вместе со своими приятелями.
Вот и выяснилось, что приберегал куратор напоследок. Очень хорошо…
- Просто великолепно… А причину знать можно?
- Можно, если осторожно. Ты не запрашивал полные сводки с фронтов.
- А ты бы мне их дал?
- Да.
- Ну, значит они мне были не нужны.
- Зря.
- Может быть.
- Дело в том, что мы проигрываем войну. Еще год… Два… максимум три, и нас, как государства, не станет. Это прогноз моих аналитиков.
- Очень хорошая новость. Кто-нибудь, разбудите меня…
- Продолжай мечтать, - язвительно сказал куратор. – Так вот… Нам нужны пилоты для кое-каких щекотливых дел. Поэтому мы забираем вас вместе с машинами.
- Задания?
- Что прикажут – то и будете делать. Скажите спасибо, что не на каторгу и не к психотехам… будете летать и драться – это я гарантирую. Сейчас даже на нашем фронте нужны бойцы, поскольку диверсантов осталось мало и они далеко.
- Готов поспорить, что мы будем сопровождать лоханки с ними куда-то к линии фронта.
- Не исключено.
- Хорошо…
- Тогда готовься – скоро со своими ребятами будешь у психологов, а потом, если надо, и психотехов.
- Это зачем еще?
- Мне не нужны пилоты, у которых с головой не все в порядке, - отрезал СБшник. – Про устойчивость твоего психотипа я знаю. Вот только последние события наводят на мысль, что тебе давно пора мозги вправить.
- Благодарю, я не жалуюсь на сообразительность.
А ведь он действительно опасается, что что-то в психике надломилось. Потому и устроил весь этот спектакль – проверка на адекватность. Достучаться до сознания, разозлить… Профессионал с многолетним стажем. Этого у него не отнять.
- А твои жалобы, полковник, никого не волнуют.
- Спасибо, что напомнили мне, что я все еще в вооруженных силах.
- Эт завсегда пожалуйста. На случай, если ты забудешь, у нас есть специальная команда напоминателей… Они еще патрулями ходят…
- Все-все, я понял… Что еще из «хороших» новостей?
- С чего ты взял, что у меня есть еще новости?
- Хватит. Ты сам меня учил всем штучкам…
- Ага… Ты сенс, я сенс… а вместе мы – кандидаты на поход к психотехникам. – безопасник помрачнел и бросил: - Твоя планета находится в списке потенциальных целей следующего удара…
- Это точно?
- Да.
- Великолепно… Просто великолепно… будем надеяться, что до того дня, когда… А, что тут говорить…
- Если тебе станет легче – на ней нет военных объектов.
- Спасибо, мне стало намного легче… Теперь я знаю, что их бомбить не будут – всего лишь депортируют в какую-нибудь глушь.
- Не факт.
- Что еще я пропустил?
- Узнаешь, когда выйдешь. Я дам полный доступ к информации…
- Благодарю.
- Идем, полковник…
- Слушаюсь, генерал.