Лав и Фейлан еще та парочка-два подарочка, и если они сидят рядком, сблизив головы, жди приключений. Сначала я вовсе принимала их за братьев.
Иногда мне кажется, что я Лавьена просто придумала, так много я о нем думаю вообще - но в какой-то момент он казался очень реальным, и очень красивым. Хотя он вовсе не был красив, у него слишком круглое лицо со слишком мелкими, острыми чертами, и раздражающая манера горбить спину так, что локти упираются в колени, когда он сидит, глядя на тебя снизу вверх. А волосы цвета серого пепла такие жесткие, что сколько ни чеши, будут торчать.
Красивым он казался потому, что был веселый и умный. Не то, чтобы ума и веселья нам не было, где взять, но от Лавиных медленных реплик случалось так, что смеялись даже обиженные. А Фэй вроде него, но помладше, куда как резче, и высупал тактиком при Лавиных замыслах.

В общие увольнительные Ничэ старался их отпускать пореже , поскольку когда эти двое были вместе за воротами, местным впору было приходить прятаться к нам. Вся информация о чрезвычайных происшествиях, приходящая к нам в этот день из-за ворот, так или иначе касалась двоих сероволосых парней в нашей форме.
Однажды, впрочем, мальчики улетели на гаупвахту, и чуть не улетели под трибунал за то, что напялили поверх какие-то гражданские тряпки и в кабаке изображали шпионов Олигархии. Выражалось это в том, что они причесались одинаково, костюмы неправильной подгонкой обесформили на себе до невероятия, сидели, ни шиша не выпивая, и делали какие-то таинственные лица и знаки друг другу. Местные проявили патриотизм и всем баром бросились рвать мутантов-оборотней на кусочки, а самый смех был, когда под гражданским явилась на свет форма корпуса. Вреда, конечно, ребятам никакого не причинили, но почему-то это "предатательское присвоение врагом наших регалий" возвело драку в энную степень.
В то, что ребята шпионы, местные верили до конца, и Ничэ пришлось воздвигать на пути толпы жаждущих "крови противника" гору официальных подтверждений. На смену цикла Ничэ был в мыле и вздрагивал при слове "холо-новости", а на Базу прибыл Капитан Лоррэ, "Золотой Лорд".
Было жарко. Нас фигурально разобрали на части и собрали снова, но без смазки, а потом выдали Ничэ запретительную выпускать нас всех с базы в увольнение. Лоррэ, впрочем, обещал утрясти дело без волчьего билета, но увез обоих с собой, в обьятья полевой следственной комиссии (никто из нас не знал, что это за новенькая дрянь).
До отбытия с ними видеться было, формально, нельзя, но Ничэ раньше был из третьей упряги, он разрешил Рэну, об этом узнала Канна, и в какой-то момент оба столкнулись со мной, уже некоторое время бродящей в секторе по совершенно неотложным делам. Рэн зачем-то кивнул понимающе, Канна пробуравила небольшую дырочку глазами, и все втроем мы втиснулись в переговорную, перекинуться с ребятами парой слов через проектор.
Лав маячил на самом переднем плане, почти впечатавшись в экран, а Файо притулился в углу и имел взьерошенный вид. Канна тут же начала с инструкций, что говорить, будто она адвокат. Когда она закончила, вступил Рэн, и был краток:
- Ну что, Лав, чем всё это кончится?
Тот перекосил морду в улыбочке, хоть завязки пришей.
- Судя по тому, что ты тут торчишь - ничем. Иначе государственным преступникам не дали бы возможность передать информацию через потенциальных предателей.
Я втянула воздух, показавшийся очень холодным. Рэн цыкнул:
- Лав, ты полегче там.
- Я буду легок так, что меня даже не заметят. Кстати, вас тоже заперли, детки?
- Есть такое. Прощайте, девочки с гражданки!
Лав фыркнул, но как-то резко и совсем не весело, не снимая улыбки с губ:
- И верно пора прощаться. Тебя ведь не привлекают красивые зверушки? Они же там зверушки, Рене, у них в голове черно. Для них война уже плохо закончилась..
- Лавьен, ты бредишь, - Канна так и зашипела в монитор. Лав сделал вид, что не слышал, но улыбка растянулась так, что уголки губ ощерились.
-..а для нашего брата времена черноты еще начинаются, ребята. Вот поглядите.
- Вместе и поглядим, а я - отдельно, за тобой, - угрожающе-тихо пообещал Рэн.
- Это уж как выйдет. Давайте не теряться. Шуруйте уже, мне тут стоять неудобно. Долгими вечерами будете запись смотреть! Ушш!
Лав замахал перед монитором руками, изображая истеричную звезду эстрады, и мы ушли, а записи Ничэ не вел. А раз не вел, значит, согласовал это с Лоррэ. Хороший мужик капитан.

Прошло довольно много времени с их убытия, когда местные, с криками "мутанты!" избили трех техников из хозяйственной службы и счетчицу, проверявшую какое-то нам присланное оборудование в порту. И ударили ее по голове.
Тогда нас в срочном порядке передислоцировали на Базу 1, а обоих парней вернули очень тихо и незаметно, в их же тройки.
Фейлан остался таким же уперто-скрытным, а Лавьен таким же злым.